F1Archive.Ru
Архив материалов о Формуле 1
     
 
Навигация по статьям

Мир Гран-При

История

Технологии

Команды

Пилоты

Трассы

Отдельные статьи

 
Дополнительные ресурсы

Новости

Видеоматериалы

Видеоархив

 
   
   
"Высший свет" на пороге нового десятилетия

Журнал "За рулем", февраль 1991, стр. 16-17

Текст: А. Мельник

За сорок лет своего существования чемпионат мира на автомобилях формулы 1 знавал разные времена. Были периоды некоторого технического застоя, падения зрительского интереса. Но, преодолев очередной кризис в начале 80-х, эти гонки вновь прочно заняли место в авангарде мирового автоспорта.

С марта по ноябрь сорок лучших автогонщиков мира выясняют, кто из них самый быстрый на планете. В отличие от предыдущих первенств ни в одном из 16 этапов чемпионата-90 нельзя было назвать победителя заранее. Несколько гонщиков могли реально претендовать на успех. Четыре-пять команд располагали практически равноценными по ходовым качествам автомобилями. Впервые за последние годы в формуле 1 появились не один-два, а четыре двигателя, каждый из которых мог обеспечить победу.

Перед началом сезона список претендентов на чемпионское звание возглавили трехкратный чемпион мира француз Ален Прост («Феррари») и экс-чемпион бразилец Айртон Сенна из команды «Мак-Ларен». Следующими значились австриец Герхард Бергер и англичанин Найджел Мэнселл — кронпринцы формулы 1. Не сбрасывали со счетов и еще одного трехкратного чемпиона — бразильца Нельсона Пике из «Бенеттона» и очень надежный дуэт «Вильямса» — бельгийца Тьерри Бутсена и итальянца Риккардо Патреэе.

В общем прогнозы оправдались. Именно эти гонщики заняли первые семь мест в таблице первенства.

Сорок первый чемпионат мира как бы распался на четыре части. В пяти стартовых этапах явно сильнее был Сенна. Он выиграл три из них, и некоторые специалисты уже поспешили назвать его новым чемпионом. Но Прост был совсем другого мнения. Не раз уже в прошлые годы после не слишком удачного старта он говорил: «Для меня настоящая борьба начинается только с Гран при Франции». Вот и на этот раз в середине чемпионата он предпринял могучий рывок, выиграл подряд три гонки и обошел бразильца в турнирной таблице. Затем уже Сенна будто очнулся и одержал в следующих пяти Больших призах три победы, дважды был вторым. За три этапа до финиша он, казалось, расставил все точки над «i», оторвавшись от Проста на 18 очков. Но если Сенну называют «бразильским волшебником», то Ален Прост — «профессор автогонок». И недаром. Он выиграл 14-й этап, Гран при Испании, и за две гонки до финиша его шансы из чисто теоретических превратились во вполне осязаемые. Прост был готов использовать их до конца, ведь для победителя 44 Больших призов нет в автоспорте ничего невозможного. Но... Как выяснилось, у Сенны на этот случай имелась «домашняя заготовка» — спустя несколько секунд после старта предпоследнего этапа — Гран при Японии — его «Мак-Ларен» врезался сзади в «Феррари» Проста, буквально выбросив с трассы машину француза и лишив его надежд на четвертый чемпионский титул.

Тридцатисекундный сюжет об этой аварии обошел телеэкраны всего мира. Спортивная пресса, особенно итальянская, была возмущена. Сенне припомнили все его прошлые прегрешения — и прошлогоднюю дисквалификацию, и совсем свежий летний эпизод, когда бразилец точно таким же приемом выбросил с трассы «Бенеттон» Наннини. «Пират среди гонщиков», «Сенна заляпал чемпионский титул грязью» — гласили газетные заголовки. Однако, как ни странно, руководство «Феррари» не подало официального протеста. Возможно, после здравого размышления шефы итальянской команды решили, что шансы на положительный вердикт апелляционного жюри невелики, ведь виновность того или иного гонщика в аварии — вопрос весьма щекотливый.

Вот так, в достаточно напряженной, если не сказать скандальной обстановке Сенна вернул себе чемпионское звание, потерянное им год назад на той же «Сузуке», в таком же правом повороте.

А что же остальные, вся интрига сезона, оказывается, свелась к соперничеству двух гонщиков? Зачем же тогда в начале статьи так много говорилось о непредсказуемости хода гонок, о напряженной борьбе чуть ли не десятка спортсменов? И все же здесь нет противоречия. Дело в том, что сразу несколько команд создали очень близкие по характеристикам автомобили. Специалисты «Форда» здорово поработали, — говорил главный конструктор «Вильямса» Патрик Хэд после гонки в Будапеште, — «Бенеттон» идет явно резвее наших машин да и «мак-ларенов». Телезрители могли в этом убедиться воочию во время трансляции Большого приза Венгрии. Там «Бенеттон-Форд» Алессандро Наннини на прямых уходил от «Мак-Ларена-Хонды» Айртона Сенны! Еще год назад в это никто бы не поверил — настолько велико было преимущество 10-цилиндрового японского двигателя. А теперь и «Рено», и «Феррари» создали конструкции, не только не уступающие, но и превосходящие по некоторым параметрам «Хонду». Моторостроительные фирмы стараются держать в секрете технические параметры своей продукции. И все же, по данным, просочившимся в печать, 10-цилиндровый двигатель «Рено», например, совсем немного уступая японскому мотору в мощности, легче его и компактней. Таким образом, при почти равных машинах, одинаковых покрышках — их поставляла всем ведущим командам американская фирма «Гудьир» — при сравнимой, на самом высоком профессиональном уровне, организации команд на первый план вышло мастерство гонщика. И здесь выяснилось, что двухлетняя монополия «Мак-Ларена» в 1988— 1989 гг. не была лишь следствием преимущества техники. Просто «волшебник» — действительно волшебник, а «профессор» есть профессор.

А между тем остальные — вовсе не статисты. Нет, пожалуй, такого гонщика в формуле 1, который пришел сюда только затем, чтобы прокатиться на быстрой машине. Не считая признанных асов англичанина Мэнселла, австрийца Бергера, бразильца Пике, много добрых слов можно сказать про итальянский «табор», самый, кстати, многочисленный среди пилотов формулы 1 - Алессандро Наннини, Иван Капелли, Никола Ларини, Пьерлуиджи Мартини и еще полдюжины других итальянцев горят желанием вернуть своей стране после почти сорокалетнего перерыва чемпионское звание в этом самом престижном виде автоспорта. Неплохо показали себя гонщики из Франции — Жан Алези и Эрик Бернар. Последнего многие считают главным открытием нынешнего сезона.

Но — как отличить талант от гения? Грань необычайно тонка. И в каждый момент гонки, в каждом повороте Прост и Сенна оказывались чуть-чуть, самую малость точнее, быстрее, увереннее своих соперников.

А теперь от гонщиков перейдем к другой важнейшей составляющей автоспорта — технике. Прошедший сезон стал вторым годом существования новой формулы 1, запретившей турбонаддув и ограничившей рабочий объем двигателя 3500 см³. Ведущие команды не стали испытывать судьбу, создавая новые конструкции. «Мак-Ларен-МП4/5Б», «Феррари-641», «Вильямс-ФВ13Б» — это лишь незначительно усовершенствованные по сравнению со своими предшественниками модели «Бенеттон-Б190», появившийся на третьем этапе в Имоле, был только переходной моделью к полностью новой машине для нынешнего сезона.

Конструкторы «Мак-Ларена» ожидают новый 12-цилиндровый двигатель «Хонда». Японская фирма представила новый мотор на токийском автосалоне еще осенью 1989 года, но, видимо, при его доводке встретилась с неожиданными трудностями. Так что рассчитывать на его появление на трассе можно только в новом сезоне. А старый, 10-цилиндровый мотор поступит в распоряжение «Тиррела». На первом европейском этапе чемпионата — Гран при Сан-Марино появился новый «Тиррел-019» с необычным аэродинамическим решением передней части и антикрыла. Конструктор Харви Постлтуэйт приподнял «нос» машины, чтобы воздушный поток под кузовом образовывал аэродинамическую силу, прижимающую автомобиль к дороге. Это решение напомнило знаменитый «Граунд-эффект», который в конце 70-х годов использовали все команды формулы 1. Руководитель «Мак-Ларена» Рон Деннис, менеджер авторитетнейший, увидев новую машину, присвистнул: «Чтобы догнать Кена Тиррела, нам придется изрядно потрудиться».

И все же, что касается аэродинамики, то признанный лидер здесь — команда «Марч». Вот уже третий год ее машины служат в этом отношении эталоном. Однако за все приходится расплачиваться. Так «марчи» отличаются необычайной сложностью «настройки» под особенности каждой трассы. Отсюда — на редкость нестабильные результаты пилотов этой команды.

Из других новинок можно отметить 12-цилиндровые двигатели «Ламборгини». Эта фирма никогда прежде не занималась формулой 1. Но сейчас итальянские инженеры, кажется, всерьез собрались вмешаться в спор сильнейших японских и европейских моторостроительных фирм. Об этом говорят относительно высокие результаты гонщиков «Лотоса» и, особенно, «Лолы», машины которых снабжены этим двигателем. В конце сезона и «Форд» предпринял рывок — его новый 8-цилиндровый силовой агрегат четвертого поколения принес «Бенеттону» две победы в двух последних этапах первенства.

Никак не могут выйти из затяжного кризиса команды «Лотос» и «Брэбхэм», совсем недавно задававшие тон в высшей лиге мирового автоспорта. Нельсон Пике, бывший два года «первым номером» «Лотоса», говорил об этом так: «В 1988 году у нас был отличный двигатель и отвратительное шасси, в 1989-м — наоборот, отличный автомобиль и слабенький мотор». В прошедшем сезоне специалистам «Лотоса», кажется, удалось нащупать удачный компромисс, и результаты медленно, но уверенно поползли вверх. Правда, в ущерб надежности машин. «Брэбхэм» же в последние годы безуспешно пытается выбраться из постоянных финансовых затруднений. А отсутствие денег может поставить на колени даже самую сильную команду.

Словом, минувший чемпионат был достаточно интересен и в техническом отношении, и ознаменовался заметным ростом результатов. Почти во всех 16 гонках лучшее время прохождения круга было меньше рекордов трассы. «Устояли» только «Сильверстоун» и мексиканский автодром имени братьев Родригес. Таким образом новые «формулы» с безнаддувными двигателями оказались быстрее своих «турбопредшественников». А ведь введение два года назад новых техтребований как раз и имело своей целью унять бурный рост максимальных скоростей. Теперь ФИСА предстоит поломать голову, чтобы решить неожиданно вставшую задачу.

Но что не нравится специалистам, то как раз и привлекает зрителей. А интерес к формуле 1 не ослабевает. В минувшем сезоне на этапах чемпионата мира побывало свыше полутора миллионов человек, в среднем около ста тысяч на одной гонке.

Но автогонки — это, конечно, не только праздничная карусель пестро раскрашенных автомобилей, больших серебряных ваз, наполненных шампанским для победителей, рекламной суеты. Это тяжелая и рискованная работа. Об этом еще раз напомнила серия опасных инцидентов во второй половине чемпионата. Самой серьезной из них была авария «Лотоса» на Гран при Испании. 26-летнему ирландцу Мартину Доннели долгие месяцы придется провести на больничной койке. Такова плата за то самое «некоторое снижение надежности» машин этой марки.

Впрочем, стремление обеспечить максимальную безопасность участников и зрителей — постоянная забота Международной федерации автоспорта — ФИСА. Специальная комиссия следит за тем, чтобы все трассы, на которых проводится чемпионат мира, отвечали самым строгим требованиям.

Итак, сорок первый сезон формулы 1 завершился. Новым чемпионом мира стал бразилец Айртон Сенна, а его команда в третий раз подряд сделала дубль, выиграв и чемпионское звание, и Кубок конструкторов. Что же, очередной успех фаворитов? Совсем нет. Борьба в формуле 1 нарастает. Об этом свидетельствует и то, что «феррари» выиграли столько же гонок, сколько победители, и то, что команды-аутсайдеры заметно подтянулись к лидерам.

Высший свет мировых автогонок вступает в 90-е годы. Какой будет формула 1 в последнем десятилетии XX века? По какому пути пойдет ее развитие? Кто придет на смену нынешним асам? Трудно сказать. Но одно можно утверждать точно — формула 1 останется вершиной автоспорта, олицетворением неистребимой тяги человека к скорости, познанию, совершенству.

 
 
 
 
 
   © Copyright 2010 F1Archive.ru